Дружеский кредит: краудлендинг для нишевых проектов

Сайт как справочное пособие – как правильно вложить и ничего не потерять



Дружеский кредит: краудлендинг для нишевых проектов

Дружеский кредит: краудлендинг для нишевых проектов

Борис Малеев

Forbes Contributor

Как работают финтех-платформы, помогающие стартапам

На рынке принято ассоциировать альтернативное финансирование с потребительскими займами (p2p-кредитование). Это финансовые сервисы выдачи займов (потребительских, бизнесу, ипотечных и других), в которых кредитором выступает не банк или кредитная организация, а большое количество физических лиц или институциональных инвесторов. Такая модель работы стала широко применимой в потребительском кредитовании. Самые известные игроки на этом рынке — компании, среди которых, например, американская Lending Club (уже вышла на IPO, текущая капитализация — $2,5 млрд, за три квартала 2016 года объем выданных потребительских займов достиг $6 млрд) и британская Zopa ( частная компания с оценкой £0,5 млрд, в 2016 году объем кредитов — около £670 млн)

Cервис P2P-кредитования — это платформа, которая объединяет с одной стороны кредиторов, а с другой – заемщиков. Платформа не принимает на себя кредитных рисков – все займы выдаются за счет денежных средств кредиторов. Сервис проводит скоринг заемщиков, оказывает услуги по сбору просроченной задолженности и удобной оплаты по выданным кредитам, беря за это процент от сделки. Благодаря тому, что в этой схеме убирается посредник (банк), который обычно забирает большую часть комиссии, схема становится выгодна обеим сторонам — повышаются проценты на доходность для кредиторов, а ставки по кредиту для заемщиков снижаются. Другое важное преимущество взаимного кредитования — его удобство: все можно сделать онлайн, без походов в банк, сбора справок и поиска поручителей.

Однако краудфандинг не ограничивается только потребительским кредитованием, включая в себя финансирование бизнеса. В отличие от займов частным лицам, показавшим в последний год рост в 54% (все — данные KPMG), кредитование бизнеса развивается более динамично — краудлендинг вырос за года на 131%, краудинвестинг — на 83%. В последние 3-5 лет появились новые модели альтернативного кредитования (в первую очередь, бизнеса), которые по своим объемам иногда даже превосходят рынки, на которых работают такие гиганты, как Lending Club, Prosper и Zopa.

Funding Circle, Kabbage — сегодня миллиардные компании и лидеры рынка в США и UK, которые начали работать в незанятой нише, которая образовалась после кризиса 2008 года, когда банки резко снизили кредитование малого и среднего бизнеса. Образовавшиеся ниша создала условия для привлечения заемных деньги или инвестиций с помощью нетрадиционных, в первую очередь, небанковских инструментов. Новая индустрия на стыке финансирования и IT, где как и во многих других «хайповых» нишах в первую очередь убирается посредник, в данном случае — банк или другой финансовый институт.

Что входит в это понятие? Кроме «классического» потребительского p2p, где физические лица кредитуют друг друга:

Взаимное кредитование бизнеса (сrowdlending), где инвесторы получают возврат на инвестиции. Ярким примером может быть компания Funding Circle

Инвестиции за вознаграждение от компании (сrowdfunding). Хорошим примером может быть сервис Kickstarter, Crowdcube

Кредитование за долю в компании (сrowdinvesting). Расчет на дивиденды и рост стоимости доли. (Seedrs) Также включает совместные инвестиции в недвижимость (Tessin)

Читайте также  ЕЦБ сохранил базовую ставку на нулевом уровне

Онлайн факторинг — финансирование дебиторской задолженности, т.е. кредит под залог ожидающихся платежей (BlueVine). Второй вариант объяснения — это кредит, в котором в качестве залога выступают ожидаемые платежи.

Инвойс дискаунтинг — по сути, разновидность факторинга. Здесь финансирование обычно выплачивается сразу на общую сумму ожидаемых поставок, а не на каждую в отдельности. Является регрессным (т.е. кредитор обязан возместить фактору недополученное от дебитора) и закрытым (дебитора не уведомляют о состоявшейся уступке) (Arex)

Стали появляться продукты, которые работают по принципу «кредитной карты для бизнеса», когда компании одобряется определенный лимит. Далее она может брать деньги, отдавать их в любой срок, а проценты платить только за время фактического пользования (Biz2Credit — US, с 2007 выдали займов бизнесам на $1.6млрд).

Насколько глубока стала кроличья нора?

Согласно докладу KPMG, рынок только Европейского альтернативного финансирования (без учета UK) продолжил рост и увеличился на 72% в период с 2014 по 2015 до объема в €1 трлн.

Согласно докладу Европейской Комиссии, объем выданных кредитов, привлеченных с помощью инструментов альтернативного финансирования, в 2015 составил €4.2 млрд. При этом, согласно исследованию, на конец 2014 года в этом регионе было 510 активных площадок, связанных с альтернативным финансированием:

Рынок Европы достаточно сегментирован, как по размеру, так и по уровню «принятия» (adoption) новых форм онлайн-кредитования. UK является безусловным лидером и занимает 81% Европейского рынка альтернативного финансирования. Одной из причин такого успеха, может быть, историческая концентрацией капитала в Лондоне. В этой связи, рынок центральной Европы выглядит более привлекательным для инвестиций в компании на ранней стадии, как в связи с ростом привлекательности альтернативного финансирования в регионе, так и с доступом к оборотному капиталу (инвесторам) в таких финансовых центрах, как Германия, Швейцария, Люксембург.

Однако если посмотреть более внимательно, то основным драйвером развития индустрии в регионе стало развитие небанковского кредитования именно бизнеса (так называемый «краудлендинг»), который достиг 131% годового роста в 2015 году:

Такой рост обусловлен несколькими факторами.

Краудлендинг — это взаимное кредитование бизнеса физическими лицами, как правило, суммами от $50 000 до $500 00 сроком на несколько лет. Для компании такая модель гарантирует более низкую процентную ставку по кредиту в силу отсутствия посредника в виде традиционного финансового института, например банка. Вторым фактором является срок рассмотрения заявки — от нескольких часов до нескольких дней (плюс время сбора денег на площадке от кредиторов), в то время как банки обычно принимают решение в течение месяца и более. И это не учитывая сбор документов и прочие сложности. Кроме того, удобный размер кредита, определяемый только самой компанией. Небольшим компаниям нередко требуется небольшой быстрый займ для закрытия кассового разрыва, однако банкам работать с такими суммами зачастую не интересно из-за высоких операционных расходов на оформление.

В такой модели выигрывают две стороны: для инвестора в такой ситуации — выше доходность на инвестиции. Согласно аналитике стартапа Raisin, предлагающему размещение депозитов по всей территории Евросоюза и куда инвестировал Юрий Мильнер, годовая доходность по депозитам в EU сейчас едва превышает 0.3-1.2%, а на краудлендинг площадках есть предложения от 3 до 7%. При этом риски гораздо меньше, чем во многих других инвестиционных инструментах, таких как фондовая биржа, облигации, форекс и других. Кроме этого, через площадку возможно инвестировать небольшую сумму (от €100 до €10,000), так как общий «пул» займа при P2B-кредитовании разделен на небольшие части. Такая механика, кроме своего удобства, также помогает снизить степень риска инвестора через диверсификацию его кредитного портфеля. В таком случае, если какая-то из компаний не вернет займ, это сбалансируется другими успешно возвращенными инвестициями.

Читайте также  Стремительное сокращение объема депозитов

Желание, с одной стороны — сохранить высокую доходность и удобство таких платформ, а с другой — максимально снизить риски при вложении через такие сервисы, привело к тренду на сегментацию p2b платформ. Наши исследования показывают, что именно четкий фокус определенном регионе и на выбранную аудиторию в бизнесе (тип бизнесов), позволяет добиться желаемого результата. Уже существует несколько компаний, работающих в определенных нишах, определяемых в основном спецификой бизнеса.

BillFront (DE) — онлайн факторинг площадка только для медийных компаний, для преодоления кассовых разрывов

LendInvest (UK) — ипотечные займы и кредиты под залог недвижимости

Ярким примером такой сегментации может быть Finnest (компания сообщила об инвестициях в более $1 млн от фонда Maxfield Capital — Forbes). Компания в отличие от конкурентов кредитует только компании старше 10 лет и годовым оборотом не менее €10 млн. Это Австрийская площадка выдачи субординированных займов компаниям из DACH региона (на сегодняшний день). Большая часть из них это b2c-компании, поэтому 80% инвесторов привлекаются из базы компании-заемщика (по сути клиенты фирмы) через их внутренний маркетинг, что позволяет значительно снизить стоимость привлечения. Такая модель предлагает компаниям взять беззалоговый субординированный кредит под 5-6% годовых на срок от 3-х до 5 лет.

Многие конкурирующие компании таргетируют стартапы и ранние проекты, и как следствие получают соответствующий «имидж» и определенный уровень дефолта в силу высокой выживаемости проектов. Недавний инцидент с дроном для сэлфи Lily на Kickstarter это хорошо демонстрирует — компания собрала предзаказов на $34 млн от 60.000 участников кампании и разорилась. Такие истории отпугивают устоявшиеся компании, их условия обычно другие — выше размер займов, другие ставки, длительность, соответствующая юридическая часть и прочее. Этот сегмент компаний традиционно был клиентами банков, но постепенно разворачивается в сторону альтернативного финансирования в связи с ужесточающимися требованиями и поисками диверсификации долговой нагрузки.

Некоторые компании (из кредитуемых на площадке, в основном бизнесы с прямыми b2c продажами — винодельня, сеть отелей, производитель матрасов) предлагают инвесторам возможность получить накопленные проценты по займу ваучерами на покупку продукции, с повышающим коэффициентом. В этом случае компания получает увеличение лояльности и новых клиентов. Например, по статистике Finnest, данным механизмом возврата готовы пользоваться около 10% инвесторов.

Почему сегментация на определенные ниши дают больший рост?

Читайте также  Состоятельные клиенты крупнейшей банковской группы России все чаще вкладывают деньги, ранее хранившиеся в зарубежных банках, в долговой рынок в погоне за доходностью. Сельхозземли и гостиницы в Европе также пользуются спросом в рамках консервативной стратегии.

В Европе краудлендинг постепенно превращается из нишевой истории в серьезную альтернативу традиционной банковской сфере (доклад Организации Экономического Сотрудничества и Развития 2015). Важным фактором на этом рынке является введение постепенное вступление в Еврозоне новых банковских требований Basel III. В числе нововведений будет постепенное уменьшение капитала Tier 2 (рисковые активы) в портфеле банков, что приведет к ужесточению требований к заемщикам, т.е. компаниям малого и среднего бизнеса. Новое законодательство, равно как и новые требования к ликвидности (повышается мин. уровень капитала, достаточный для покрытия 30-дней отсутствия наличности) повысит конкурентоспособность альтернативных финансовых площадок. Кроме этого, не стоит забывать, что часто банковский кредит привязан к конкретной цели (нужно описать конкретный бизнес план и предоставлять отчетность), на которую компания может потратить привлеченные средства. На crowdlending займы это требование не распространяется, что дает компании определенную свободу в распоряжении заемным капиталом. Подтверждением тренда на сегментацию в кредитовании бизнеса со стороны небанковских сервисов приходит даже со стороны крайне консервативных организаций. Они видят в краудлендинге серьезный инструмент для финансирования. Примером может может быть сделка немецкой площадки Kapilendo, которая недавно привлекла $7.3М от Берлинской Ассоциации Стоматологов (Berlin Chamber of Dentists).

Однако не стоить думать, что ниша небанковского кредитования компаний так безоблачна. Индустрия находится только в начале своего становления, поэтому она как никакая другая подвержена рискам со стороны законодателей. Австрия в сентябре 2015 года разработала «Акт об альтернативных инвестициях», фактически, легализовав их работу. В России и даже некоторых других странах ЕС, такой документ только предстоит создать и его параметры вряд ли будут так «дружелюбны» к бизнесу. Кроме отсутствия правового поля, существует другая проблема — отсутствие подходящей инфраструктуры. В таких сервисах главную роль играют «эскроу» счета. Они позволяет продавцу и покупателю обеспечить исполнение обязательств и минимизировать свои риски по срыву сделки или возможности мошенничества одной из ее сторон. В нашей стране такой сервис только предстоит разработать, легализовать и выпустить на рынок. Кроме риска со стороны законотворцев есть и другой существенный аспект. Альтернативные инвестиции высокорисковый инструмент, который плохо защищает инвестора. В отличие от Австрии и Германии, где давно действует государственный рейтинг кредитоспособности организаций (фактически кредитный рейтинг компаний), в России такая система отсутствует в принципе. Хотя даже наличие такого рейтинга не гарантируют хотя бы сохранение вложений, тем более через 3-5 лет. Дефолт компании на площадке с высокой степенью доверия со стороны инвесторов компаний — это значительный репутационный риск для таких платформ. Появление такого случая может поставить жирную точку на планах по развитию сервиса за пределами «тепличных» условий регионального рынка.

Copyright © 2020. Финансы и вклады. Все права защищены. Запрещено использование материалов сайта без согласия его авторов и обратной ссылки

Политика конфиденциальности